Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.

(Св. Евангелие от Матфея 6:6)

Молитва христианина – это вопрос доверия между ним и живым Богом! Молитвы в церкви должны быть краткими, чтобы многие могли поучаствовать. В нескольких словах молитвы в церкви ты можешь рассказать Богу о твоей любви к Нему. Когда все так делают, в церкви взрывается могучая сила прославления. Нам следует помнить тот факт, что Господь отдыхал в седьмой день и поэтому Он освятил его. И мы должны святить этот день, а не загружать Бога наперёд нашими проблемами – день седьмой провозглашен днём поклонения. А если у тебя всё таки есть что-то тяжёлое на сердце, расскажи Богу об этом в твоей “закрытой тихой комнатке”. Молись там Отцу твоему, который в тайне. Он уже ждёт тебя. Итак, существуют молитвы, которые не терпят публичности. Иногда я говорю людям: “Я буду за тебя молиться!” И тогда я действительно молюсь, но, конечно же, не публично. И когда кто-то находится в испытаниях, хорошо, если пастор стоит перед Богом в своей “Тихой комнатке” и молится за него. Много чего свидетельствует в пользу “тихой комнатки”. “Тихая комнатка” – это не что-то привязанное к определённому помещению, а место, где молящийся ищет тишины. Я сам могу быть себе “тихой комнаткой”, когда останавливаюсь перед закрытым шлагбаумом и начинаю молиться. В приёмной к врачу нельзя, конечно, молиться вслух, но мою просьбу или ходатайство Бог также примет, если я скажу его тихо.

Один смертельно больной человек сказал недавно: “Если бы я только умел молиться”, имея, конечно, ввиду следующее: “Если бы я только мог найти подходящие слова!” Потом в ходе беседы он заметил, что его представления были неверными. Молитва в его понимании значила только “говорить слова”. Нет, дело не в наших словах, и тем более не в их количестве. Особенно нужно обратить внимание на последнее. Произнося много слов, есть опасность поставить себя в центр внимания и в церкви может возникнуть мнение: “Как прекрасно он умеет молиться”. Но ведь молитвой может быть и плач, и рыдание, и стон, и ликование! Молитва может иметь характер радости, которую можно сравнить со смехом счастливого человека. Молитва – это диалог между Богом и личностью, а не благочестиво звучащая речь. Мы имеем огромную привилегию разговаривать с живым Богом, как нам и надлежит делать. Он не ставит никаких условий, ибо Он, видящий тайное, знает, как обстоят у нас дела.

Молитва – это доверие между мной и моим Богом! Поэтому тихая комнатка у меня – везде!

Герхард Ян Рёттинг
“Каждое утро … обновляется Божья доброта”
Ежедневные размышления над текстами из Нового Завета
Центр Христианской жизни Украины Ирпень

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Просьба ввести *

Время нашей Жизни «Голгофа» 1-я Алматинская Церковь